Валентина Валентиновна Шуликовская

 Rus /  Eng    

Взгляд со стороны
или
статья, которую не напечатают никогда [1]

Пролистав первые 2 номера «Научного обозрения» за 2013 год, я поняла, что могу сделать несколько выводов.

Во-первых, львиная доля времени и сил наших ученых уходит на распределение финансовых потоков, на бесконечные выяснения, кто менее, а кто более достоин грантов, стипендий, премий и прочая, и прочая. Удивительно, что при этом люди еще способны на какое-то творчество.

Во-вторых, науку у нас почему-то уподобляют своеобразному автомату: засунешь в специальную прорезь монетку – с другой стороны тут же вылезет научное открытие. Засунешь монетку помельче – открытие получится так себе, средненькое. Впихнешь кучу денег – получишь нечто эпохальное. Но ведь так не бывает!

Невольно вспоминаются «Белые одежды» Дудинцева, герои которого не ждали от государства ни стипендий, ни грантов, более того, за занятия наукой они вполне могли потерять свободу, а может, и саму жизнь. Но это их почему-то не останавливало. А прошло чуть больше полувека…

Плагиаты, откаты, дутые показатели… Может быть, уровень нравственности в среде ученых прямо пропорционален ценности совершаемых ими открытий? Человек, который знает, что сделанное им еще много десятилетий, а то и столетий будет оказывать влияние на чужие умы, человек, творящий с ощущением, что вот этими своими мыслями и словами он прямо сейчас изменяет историю, оставляя в ней отпечаток собственной личности, может и поголодать. И мучительная смерть в какой-нибудь вонючей канаве не снизит в нем ощущение собственной значимости. И, как ни странно, открытия ТАКОГО уровня почему-то не требуют особых материальных затрат, они, как правило, невероятно просты.

Ну и, в-третьих, я искренне надеюсь, что наши ученые познали радость и восторг научного открытия, но вот ледяной ужас научного открытия им, судя по всему, неизвестен. Ледяной, парализующий ужас, когда ты внезапно видишь окружающий мир совершенно другим и понимаешь, что теперь тебе с этим знанием жить, и незримая черта только что отделила тебя от всего остального человечества, превратив в интеллектуально и духовно прокаженного. И тебе предстоит существовать за этой незримой чертой, в сущности, исключенным из общества, не живя, а только имитируя жизнь, и единственное желание, возникающее в твоем сердце, - это желание вытряхнуть из головы свой проклятый мозг, способный додумываться до таких вещей. Но возвращение назад в пункт А, к прежнему знанию, невозможно.

Какие уж тут гранты и премии! Не стоит и надеяться на чью-то помощь. Не стоит надеяться даже на то, что тебя хоть кто-нибудь поймет, выразив свое мнение на твой счет в виде чаши с цикутой, или костра инквизиции, или хотя бы психиатрического диагноза, ведь все это – тоже признание твоих заслуг! Нет, тебя ждет жизнь с ощущением, будто ты стоишь напротив глухой и мягкой стены, когда все твои удары даже не разбиваются о камень, а просто вязнут в пустоте, все попытки докричаться до кого-нибудь глохнут.

Но ты все равно будешь делать свое дело, как умеешь. Зачем? Потому что так надо, потому что в этом и есть твоя жизнь, потому что ты не можешь иначе, ты был создан только ради того, чтобы выполнить данную работу. Это я как стопроцентная атеистка говорю.

В.Шуликовская.
Степеней и званий не имею
и вряд ли когда-нибудь получу.


1. Открытое письмо в редакцию журнала «Научное обозрение».