Валентина Валентиновна Шуликовская

 Rus /  Eng    

Из переписки с читателями
(«Записки мизантропа. Маскарад неидеальных людей»)

«Жизнь мизантропа подобна человеку, наблюдающему за ста­дом павианов. К сожалению, многие наши соотечественники напоминают этих славных родственников рода человеческого, физически отличаясь отсутствием хвоста, но имеющим подобное же ощущение превосходства на окружающими. Если мизантропу повезло, то всё будет напоминать просмотр популярных передач про жизнь тех же макак, когда и смешно, и противно, но всегда можно просто выключить телевизор. А может оказаться и так, что приходится жить прямо в середине стаи...

Но во многих культурах обезьяна символ мудрости, да и приматологи выяснили, что в любой стае наряду с обычными особями, увлекательно проводящих время в драках и борьбе за место в иерархии, всегда существуют обезьяны, сидящие в стороне и задумчиво наблюдающие за происходящим. Никто не знает, какого рода философские материи приходят им в голову, но, как ни странно, все вокруг относятся к ним с огромным уважением. Так что может быть просто стоит уподобиться символу мудрости и спокойно смотреть с вершины холма на драки тигров внизу.»

(Дмитрий Катаев,
г. Дейви, Флорида, США)

 

Ну что ж, все верно. Хотя, 1) почему только соотечественники? 2) и кто это позволит отсиживаться на вершине холма (особенно самкам, которые у животных, в отличие от людей, вечно в дефиците)? Замечу, что приматологи не влезали в голову к обезьянам-отшельникам и не выясняли, как сами эти особи оценивают ситуацию. Может, они бы и предпочли быть как все и принять самое активное участие в драчках-случках, да только погрузиться в гущу событий для них так же тяжело, как утонуть на дне проруби — для куска дерьма. Непонятная сила выталкивает.

Но это все личный уровень. Если подняться на ступеньку выше, то мы столкнемся с моим убеждением, что текущая цивилизационная парадигма — обычно ее обозначают как западную или либеральную — исчерпала себя. И это не повод для истерик, обвинений или торжественных маршей с участием носителей других парадигм. Просто все задачи, изначально поставленные перед этой цивилизацией, худо-бедно решены, пора менять направление движения, иначе мы дойдем до абсурда. В этом смысле «Записки мизантропа» — лишняя демонстрация всей лживости и глупости разглагольствований о правах человека и незыблемых ценностях демократии, всего лицемерия всеобщей христианской любви. А «Маскарад» — это продолжение критики, но уже не с позиций жизни, а с позиций смерти, с позиций Данте, который писал, что самое страшное — это не ад, а преддверие ада, куда попадают ничтожные. Такую привилегию, как ад, еще заслужить надо, «идеального человека», продукт западной демократии, туда не пустят.

Можно подняться еще на ступеньку выше и вспомнить, что книга, написанная от первого лица — не обязательно автопортрет. Да, все, что описано в «Записках мизантропа», со мной происходило, но со мной происходило не только это. Героиня «Записок» в шкуре Homo in tempŏre не бывала, а я — бывала. Она «Краткий курс общей физики» не писала, а я писала. И с моей точки зрения принцип организации жизни на Земле — далеко не самый удачный и уж точно не единственно возможный. (У нас каждый живой организм реализует набор однотипных экстремальных принципов: захватить как можно больше территории, раздобыть как можно больше пищи, произвести как можно больше потомства, которому надо обеспечить как можно лучшие условия. У людей эти принципы несколько сломаны, но тем не менее действуют, особенно в кризисной ситуации: инстинкт-с.) В организации жизни на Земле есть свои плюсы и свои минусы, но, боюсь, плюсы мы уже исчерпали, и пора что-то делать, хотя бы — задуматься. В этом смысле меня скорее восхищают неизвестно откуда берущиеся, хотя и крайне редкие доброта, порядочность и благородство, поскольку они невыводимы из имеющихся принципов организации жизни. Впрочем, это отдельный разговор.